Невидимый враг

Фото: d-ved.ru

26  апреля в  России отметили День участников ликвидации последствий радиационных аварий и  катастроф и  памяти их  жертв. 31 год назад случилась крупнейшая ядерная катастрофа в  мировой истории  — авария на  четвёртом энергоблоке Чернобыльской АЭС.

С  первых дней в  борьбу с  невидимым врагом включились люди самых разных профессий: пожарные, сотрудники органов внутренних дел, медики и  многие другие. Мужество и  героизм тех, кто ценой собственного здоровья и  с  немалым риском для жизни защищал других от  радиоактивного воздействия, невозможно переоценить.
О  том, как живут ликвидаторы и  их  семьи, мы  поговорили с  председателем совета общественной организации инвалидов «Союз «Чернобыль» Оксаной САЛОВОЙ.
—  Оксана Дмитриевна, сколько сегодня в  Дзержинске членов вашей организации?
—  Всего на  данный момент в  нашем городе ликвидаторов техногенных аварий около 400.
А  поскольку «Союз «Чернобыль» действует ещё и  в  Володарском районе, в  нашу организацию входит порядка 600 человек. Членами «Союза» являются не  только участники аварий, но  и  их вдовы, а  также переселенцы из  зоны чернобыльской катастрофы. Отмечу также, что техногенные аварии случались и  в  других регионах страны, в  частности на  ПО «Маяк» в  Челябинске и  на  Семипалатинском ядерном полигоне. Ликвидаторы последствий этих событий тоже живут в  Дзержинске и  входят в  нашу организацию.
—  Какие льготы сегодня предоставляются ликвидаторам и  их  семьям?
—  После 2005 года, когда произошла монетизация льгот, «особые условия» для участников техногенных аварий свелись к  минимуму. Осталась для чернобыльцев 50-процентная оплата за  коммунальные услуги. Причём если раньше эта льгота распространялась на  всю его семью, прописанную на  данной жилплощади, то  сейчас  — только на  одного ликвидатора аварии. Осталось курортно-санаторное лечение в  Железноводске и  Кисловодске, вне зависимости от  наличия социального пакета. Осталась путёвка «Мать и  дитя» для этой категории: льготы распространяются на  самих ликвидаторов, а  также на  их  детей и  внуков, рождённых после чернобыльской катастрофы. Также ежегодная диспансеризация распространяется на  детей и  внуков участников ликвидации аварий. В  целом по  итогам монетизации льгот дети ликвидаторов до  18 лет получают ежемесячную компенсацию в  500 рублей.
—  Давно  ли существует «Союз «Чернобыль» в  Дзержинске?
—  Наша организация была основана в  1996 году. Я  возглавляю ее  с  2002-го. Причем в  последние годы ситуация с  финансированием «Союза» меняется не  в  лучшую сторону. Раньше нам выделялись опредёленные субсидии из  местного бюджета в  рамках муниципальной целевой программы по  патриотическому воспитанию, но  уже несколько лет этого не  происходит. В  частности, к  8  Марта, к  Дню матери и  к  другим праздникам мы  организовывали концерты для вдов, вручали им  подарки. Конечно, и  спонсоры прежде помогали нам более активно, нежели сейчас. Ежегодно мы  проводим панихиды в  церкви, раньше заказывали автобус, чтобы привезти людей на  митинг, а  позже устраивали для них небольшой обед. Теперь всё стало гораздо скромнее.
—  Меняется  ли что-то в  работе вашей организации в  последние годы?
—  Да, конечно. В  частности, у  «Союза» появился свой сайт в  Интернете. И, как выяснилось, он  интересен не  только нашим горожанам. Звонки в  офис идут из  разных регионов страны  — Павлово, Перми, Самары. Люди интересуются злободневными вопросами, касающимися сегодняшнего положения ликвидаторов радиационных аварий и  их  семей, необходимых документов для оформления льгот.
—  Многое  ли даёт людям общение в  рамках дзержинской организации «Союз «Чернобыль»?
—  Да, очень многое даёт. Изначально моя цель как председателя организации была в  том, чтобы объединить людей, помочь решать их  проблемы. Мы  около полутора лет обобщали списки ликвидаторов радиационных аварий и  членов их  семей: часть необходимых документов имелась в  органах соцзащиты, другие  — в  Пенсионном фонде, в  военкомате, в  управлении МЧС. Их  нужно было свести воедино.
В  итоге дзержинский «Союз «Чернобыль» заметно окреп. Сейчас 4−5 раз в  год участники нашей организации стали собираться вместе. Они познакомились, многие подружились. Нередко вдовы выясняли, что их  мужья работали вместе. А  сами ликвидаторы через наш сайт находили своих сослуживцев, с  которыми бок о  бок трудились, вместе рисковали жизнью и  здоровьем.
—  Как лично вы  пришли в  организацию участников ликвидации техногенных аварий?
—  Когда случилась катастрофа 1986 года, я  жила в  Гомельской области, в  городе Мозырь, в  60 километрах от  Чернобыля. Я  попала в  зону отчуждения и  по  работе столкнулась с  необходимостью срочной эвакуации людей из  близлежащих поселений, деревень. Первые, кого вывозили, забирали с  собой буквально только документы, и  ничего больше. Уже потом разрешали возвращаться за  необходимыми вещами.
—  А  есть  ли сейчас среди участников вашей организации желающие посетить те  места, где произошли страшные и  памятные для них события?
—  Да, есть. Едут, в  частности, в  окрестности Чернобыля, хотя сам город Припять до  сих пор официально полностью закрыт. Но  бывает, люди пробираются туда, что называется, «сталкерами». А  в  1986 году это был молодой и, как казалось, перспективный населённый пункт, построенный специально для обслуживания Чернобыльской АЭС. Он  был очень красивый, я  это знаю, поскольку сама там часто бывала. Там были современные магазины, культурные центры, кинотеатр, шикарный парк с  множеством аттракционов. Нам с  друзьями и  коллегами тогда и  было-то всего лет по  двадцать.
За  три десятилетия после чернобыльской катастрофы многое пришлось переосмыслить. Техногенные аварии, последствия радиации  — это внутренний, невидимый враг. Если на  войне пуля летит, то  это вещественная, конкретно ощутимая беда. А  разрушения, причинённые радиацией, незримы. Они могут сказаться на  детях и  внуках тех, кто участвовал в  ликвидации катастроф. И  это особенно страшно. Потому так важно не  допускать подобного впредь.

Алексей МУХИН

 
По теме
 
5-й и 4-й классы пожароопасности установились в 39-ти муниципальных образованиях Нижегородской области - МЧС Нижегородской области По данным ФГБУ «Верхне-Волжское УГМС», 24.06.2018 на территории области установились 3, 4 классы, местами 5 класс пожароопасности лесов и торфяников.
25.06.2018
 
пропавший Миша Шишкин - НИА Нижний Новгород пропавший Миша Шишкин Фото: ПСО "Волонтер" Волонтеры просят помощи в поиске пропавшего в Краснобаковском районе Нижегородской области 8-летнего Миши Шишкина.
24.06.2018 НИА Нижний Новгород
ГУ МЧС призывает нижегородцев не оставлять детей без присмотра Татьяна Руденко / АиФ 10 человек, в том числе трое детей, утонули в Нижегородской области с начала купального сезона, сообщает региональное ГУ МЧС России.
25.06.2018 АиФ Н.Новгород
Мальчик ушел купаться и не вернулся домой Татьяна Руденко / АиФ Восьмилетний Михаил Шишкин, пропавший в поселке Ветлужский Нижегородской области, найден погибшим, сообщает поисково-спасательный отряд «Волонтер».
25.06.2018 АиФ Н.Новгород
Блог о США: отдых - NewsNN.Ru Фото: глазкова Здравствуйте, меня зовут Алёна Глазкова. Я родилась и выросла в России.
25.06.2018 NewsNN.Ru